События

"Окопная правда В. Астафьева"

 "Окопная правда В. Астафьева"

10 марта 2022

 На выставке представлены вещественные предметы военных лет, банерный текстовой материал солдатских воспоминаний о войне, выдержки из книг  Виктора Петровича Астафьева - писателя,  участника Великой Отечественной войны, лауреата двух Государственных премий СССР,  Героя Социалистического труда.

 В.П. Астафьев родился 1 мая 1924г., село Овсянка, Енисейская губерния (Красноярский край). Виктор Астафьев мог бы на фронт и не идти. Имел на то законное право. По окончании фабрично-заводского училища  ему, как дипломированному железнодорожнику — «составителю поездов»,   выдали «бронь». Игарский детдомовец и сирота Витька Астафьев за зиму перед войной окончил шестой класс. См.Фото Витя Астафьев в год окончания  Игарской школы. 1941 г. Далее находиться в социальном  заведении ему не разрешили, вышел возраст. Надо было начинать самостоятельную жизнь, думать о дальнейшей судьбе, а, значит, и как-то выбираться с Севера.  Денег на дорогу юноша заработал сам,  поступив коновозчиком на кирпичный завод, существовавший в те годы в Игарке. Подросток  забирал на лесокомбинате опилки, грузил их на телегу  и вёз к топкам, где обжигались кирпичи. К лету необходимая сумма денег для покупки билета на пароход была скоплена, а в Красноярске  Виктор поступил учиться   в железнодорожную школу фабрично-заводского обучения № 1 на станции Енисей. 

 На Западе уже гремела вовсю война. На станцию Базаиха один за другим прибывали эшелоны с оборудованием эвакуированных заводов, людьми. На одном из поездов из Ленинграда, отцепили вагон, в него по пути следования из блокадного города, переносили и складировали умерших.  Виктора включили в погребальную группу. Как потом он писал в «Последнем поклоне»: «Похоронами я был не просто раздавлен, я был выпотрошен, уничтожен ими, и, не выходя на работу, отправился в Березовку, в военкомат – проситься на фронт». 

Доброволец Астафьев, как и большинство молодых призывников его возраста,  в 1942 году был направлен  вначале в 21-ый стрелковый полк, находившийся под Бердском, а затем его перевели в 22-й автополк в военном городке Новосибирска, и только весной 1943  отправили на передовую.

В девяностые Виктор Петрович  написал   самое главное свое  произведение о войне – роман «Прокляты и убиты».   Написал, несмотря на идущую в периодической печати травлю писателя. Такую  хлёсткую  и беспощадно ёмкую оценку войне, заключённую уже в  самом названии романа,  мог дать только человек, имевший огромную смелость, перенёсший страдания и сказавший открыто то, что сразу перечеркнуло все созданные ранее мощной монументальной пропагандой   художественные произведения о героике войны.

Он писал: «Я был рядовым бойцом на войне и наша, солдатская правда, была названа одним очень бойким писателем «окопной»; высказывания наши — «кочкой зрения». Воевал рядовой Виктор Астафьев  в 17-й артиллерийской, орденов Ленина, Суворова, Богдана Хмельницкого, Красного Знамени  дивизии прорыва, входившей в состав 7-го артиллерийского корпуса основной ударной силы 1-го Украинского фронта. Корпус был резервом Главного командования.  Виктор Астафьев был шофёром, артиллеристом, разведчиком, связистом. Не штабным телефонистом, а линейным надсмотрщиком, готовым по первому приказу командира ползти под пули, разыскивая порыв на линии.  ». В бою 20 октября 1943 года красноармеец Астафьев четыре раза исправлял телефонную связь с передовым наблюдательным пунктом.  «При выполнении задачи от близкого разрыва бомбы  он был засыпан землей.   Горя ненавистью к врагу товарищ Астафьев продолжал выполнять задачу и под артиллерийско-минометным огнём, собрал обрывки кабеля, и вновь восстановил телефонную связь, обеспечив бесперебойную связь с пехотой и ее поддержку артиллерийским огнем» — так написано в наградном листе при представлении старшего телефониста Астафьева к медали «За отвагу»…

Но Виктор Петрович сей документ и в глаза, возможно,  не видел, а потомкам оставил воспоминания совсем иного плана:

—  Один раз тащили-тащили на плечах и на горбу полуторку взвода управления со связью, со стереотрубой, бусолью, планшетами и прочим имуществом, и встала машина, не идёт: это мы за ночь, то запрыгивая в кузов, то обратно, натаскали полный кузов грязи, перегрузили бедную полуторку. Выбрасывали грязь кто лопатами, кто котелками и касками, кто горстями и к месту сосредоточения бригады успели почти вовремя, — рассказывал он о ночном марш-броске. 

По признанию Астафьева, именно война стала причиной того, что он взялся за перо. В начале 50-х Виктор Петрович ходил в литературный кружок, открытый при местной газете «Чусовской рабочий» на Урале, там однажды услышал он короткий рассказ одного писателя —  в войну политработника. Война  у того была красивой, а главное, что возмутило, об этом писал тот, кто  тоже был на передовой. У Астафьева, по его словам, аж зазвенело в контуженой голове от такого вранья. Придя домой и,  успокоившись,  он решил, что единственный способ бороться с ложью – это правда. И за ночь на одном дыхании написал свой первый рассказ «Гражданский человек» (современное название «Сибиряк»), в котором описал свою войну, какую он видел и знал.  И это было лишь началом. 

Для Астафьева  — самое страшное на войне – привычка к смерти. Когда смерть  становится повседневной, обыденной и уже не вызывает никаких эмоций, когда можно сидеть и без отвращения есть на замёрзшем трупе противника. Война Астафьева  действительно совсем не  похожа на то, что мы привыкли видеть во всех наших советских военных фильмах, или читать в военной прозе.  Герои большинства литературных произведений   шли в атаку с криками «Ура!», закрывали амбразуры, погибали, вызывая огонь на себя. По словам Астафьева, о войне столько наврали и так запутали всё, с ней связанное, что  в конце-концов война сочинённая затмила войну истинную.

Самое тяжёлое и трагичное  в воинской биографии  Астафьева – это форсирование Днепра осенью 1943 года. В воду, без подготовки, без передышки, развивая недавний успех на Курской дуге, солдаты прыгали голыми, несли узелки с одеждой и винтовки над головой. Переплавлялись без специальных плавучих средств, кто как может. На том участке, где плыл Астафьев,  из 25 тысяч человек до другого берега добрался  только каждый шестой. А таких точек переправы было десятки. В битве за Днепр советские войска потеряли около 300 тысяч солдат: «большинство потонуло бессмысленно, из-за бездарной подготовки,  так ни разу и не выстрелив».

В действующей армии  солдат пробыл до сентября 1944 года, выбыв из нее по тяжелому ранению, о котором говорилось выше, но продолжая  мыкаться по нестроевым частям, выполняя обязанности то почтальона, то конвоира вплоть до конца 1945 года. Фронтовая биография рядового  Виктора Астафьева отмечена орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», «За освобождение Польши».  В мирное время писатель Астафьев стал Героем социалистического труда, дважды лауреатом Государственной премии СССР, лауреатом Государственной премии России,  трижды  был кавалером ордена Трудового Красного Знамени,  награждался  также орденами Дружбы,  Дружбы народов,  Отечественной войны I степени, «За заслуги перед Отечеством» II степени. Он – почётный гражданин городов Красноярска и Игарки.  Как видим, Виктор Петрович Астафьев не только имел моральное право написать, но и просто обязан был сделать это, сказав самое важное, оставив в наследство потомкам то, что пережил сам и его семья, и что, так он считал,  не должно было стать для будущих поколений  предметом их личного познания и переживания.

Кроме  повестей «Звездопад», «Пастух и пастушка», «Так хочется жить», «Обертон», «Весёлый солдат»,  многие рассказы и затеси написаны Виктором Петровичем о войне.  

Но главным   детищем  писателя о войне стал, как я уже сказала,  роман «Прокляты и убиты» в двух частях «Чёртовая яма»  (1990-1992 годы) и  «Плацдарм» (1992-1994 годы) —   роман о личных впечатлениях солдата-фронтовика.  Общий объем романа должен был составить две тысячи страниц. 

В первой половине 1990 года Астафьев так сообщал об этом: «Да, пишу книгу о войне, давно пишу, но не о 17-ой дивизии, а вообще о войне. Солдатскую книгу, а то генеральских уже много, а солдатских почти нет».

И еще:  «Я всю свою творческую, а может и не только творческую жизнь готовился к главной своей книге – роману о войне. Думаю, что ради неё Господь меня сохранил не только на войне, но и в непростых и нелёгких, порой на грани смерти, обстоятельст-вах, помогал мне выжить. Мучил меня памятью, грузом воспоминаний придавливал, чтобы я выполнил главный его завет – рассказать всю правду  о войне, ведь,  сколько человек побывало в огненном горниле войны, столько и правд привезли они домой».

Писатель  считал войну «преступлением против разума». С исторической точки зрения в романе  «Прокляты и убиты», и в этом сходятся и критики, и политики, правдоподобно описаны события Великой Отечественной войны. Первая часть романа «Чёртова яма»  была  удостоена  в 1994 году премии «Триумф»,  что,   по сути,  было признанием заслуг инвалида-фронтовика. Но предельно натуралистично описанный быт солдат, взаимоотношения между подчиненными и командирами, собственно боевые действия вызвали целый поток недовольства не только у командующих военными действиями, но и у рядовых участников войны.

Роман  «Прокляты и убиты» остался  неоконченным, в марте 2000 года писатель заявил о прекращении работы над ним, в ноябре 2001 года  Виктор Петрович Астафьев умер.

Война ужасна, и в организме нового поколения должен быть выработан устойчивый ген невозможности повторения подобного. Ведь не зря же эпиграфом своего главного романа великий писатель, говоря языком сибирских старообрядцев, поставил: «писано было, что все, кто сеет на земле смуту, войны и братоубийство, будут Богом прокляты и убиты».

Другие события